Жанна А.
Думайте, о чем вы молитесь, вы можете это получить.
Том, вставай. Мне сказали, что мы умрем.
Нет, конечно не сегодня, дурак! Однажды.
Но ты понимаешь, мы тут бегаем под дождем,
Любим, целуемся, ссоримся трехэтажным,
А однажды, Том, мы возьмем с тобой – и умрем.
Это важно, ты понимаешь? Важно.

Нет, я тоже не знаю, как это отменить.
С кем бы таким пойти и договориться.
Но ты знаешь, надо как-то иначе жить,
Как-то перестроиться, измениться,
Посмотри – это же наши лица, Том.
Почему у нас такие скучные лица?
Я не хочу умирать с такой кислой рожей, Том.
С этим я отказываюсь мириться.

Нет, дело не в том, чтоб вечно праздновать или петь.
Это как раз не признаки постоянства.
Но мне больше не нужен этот шкаф или тот медведь,
Я хочу пространство, заполненное пространством.
Я хочу пространство заполненное тобой
Я хочу пространство заполненное рассветом.
Чтобы берег и горизонт еще голубой,
Чтобы от грозы не прячась брести домой,
Чтобы потом еще полгода шутить об этом.

Нет мне совсем не страшно, не в этом смысл.
Просто мне как-то грустно, смешно и разно.
Думаю, смерть – это высший такой регистр,
Просто движение - вверх по оси, не вниз.
И если она пугает нас – мы сдались,
Но если что ей доказано – то доказано.